Не растет лосось: почему красная рыба и икра резко подорожали

© РИА Новости / Виталий Аньков / Продажа рыбы на продовольственной ярмарке

Не растет лосось: почему красная рыба и икра резко подорожали

Красная рыба с января прибавила в цене 30 процентов, следом подтянулась и икра лососевых. Это связывают со скудным уловом на Дальнем Востоке. Дорожает и аквакультура, хотя производство искусственно выращенной рыбы удалось даже нарастить. В то же время участники рынка говорят, что продукции достаточно, и не исключают картельного сговора. Что на самом деле происходит и чего ждать к Новому году — в материале РИА Новости.

Что с путиной

Объясняя подорожание почти на треть, рыбопромышленники указывают на крайне скудный дальневосточный улов — худший за десятилетие.

На Камчатке рассчитывали на 240 тысяч тонн тихоокеанского лосося, заготовили лишь около 180. Для сравнения: в 2018-м было 483. Лососевая путина продолжалась до начала октября. Однако уже в июле стало ясно, что обещанных 80 тысяч тонн горбуши на восточном побережье не выловить. В Министерстве рыбного хозяйства этот прогноз назвали «неизвестной ошибкой», с которой еще предстоит разобраться. Но столь скудного улова все равно никто не ожидал, отметили аналитики.

Впрочем, как указывают в Рыбной ассоциации, ничего ужасного не произошло: на самом деле рыбы достаточно и путину нельзя назвать провальной.

"В этом году действительно взяли лосося в два раза меньше, но я бы не сказал, что это плохо. Это обычный, нормальный вылов, если не брать предыдущие три-четыре года — тогда природа нас побаловала. Сейчас меньше лосося, но больше скумбрии. Поэтому предложение осталось на том же уровне", — говорит Александр Фомин, вице-президент Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка (Рыбной ассоциации).

Тут, скорее, повлиял другой фактор: ослабление нацвалюты, что сделало продажи на экспорт более выгодными. Российская промысловая рыба — востребованный продукт, ее стоимость привязана к внешним рынкам. Производителям нет никакого резона удерживать цены в такой ситуации для внутреннего потребителя — лучше реализовать товар за рубежом.

"Если есть возможность экспорта по цене мирового рынка — этим воспользуются. Для внутреннего рынка не продадут дешевле, здесь логика та же: либо берите, либо уйдет за границу. Наша рыба качественная, дорогая, и за рубежом на нее стабильный спрос", — объясняет Фомин.

Есть и еще один момент. Президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) в разговоре с РИА Новости напомнил о снижении цен на красную икру в десятых годах. Тогда это было обусловлено не столько большим выловом лососевых, сколько появлением на рынке «фирм-прокладок». Они работали с предприятиями, использующими специальный фискальный режим — единый сельскохозяйственный налог.

«Этот канал поставок действовал без НДС, поэтому икра была дешевле на 18 процентов. По оценкам, «серый» сегмент занимал пятую часть рынка. В прошлом году ФНС начала работу по «обелению». Доля продукции с НДС увеличилась, и она, естественно, подорожала», — уточнил собеседник агентства.

Помимо промысловой рыбы, есть аквакультура, искусственно выращенная рыба — альтернатива океаническим промыслам. Как сообщили в Росрыболовстве, в третьем квартале ее производство увеличили на 18 процентов — до 238 тысяч тонн. Однако, пояснили аналитики, основной прирост пришелся на семейство карповых — доступную речную рыбу. Лососевой же аквакультуры — а это в первую очередь охлажденная семга и форель — по-прежнему недостаточно.

«Охлажденная форель и семга не только карельская, ее активно импортируют с Фарерских островов и из Чили. Это популярный в России продукт, и его не хватает из-за санкций, так как Норвегия и Исландия перекрыты. Потребность в охлажденном лососе у нас — 60-80 тысяч тонн в год. А мы производим тысяч 20. Поэтому и этот сегмент будет дорожать», — предупреждает Фомин.

Аналитики обращают внимание и на другой аспект. Форелевая икра «мимикрирует» под икру лососевых у производителей. А потому по цене форель и, соответственно, форелевая икра догоняют промысловую лососевую икру (горбуши, кеты, нерки и кижуча), так как по сути являются субститутом.

"При ценовом всплеске на икру горбуши или кеты форель подтягивается. Часть производителей абсолютно легально заменяет икру форелевой. Получается, что за счет высокого ценника на первый продукт второй следует за ним. Кроме того, ценовые колебания на форель и семгу также зависят от импортных товаров и сезонного спроса", — объясняет Полина Кирова, руководитель аналитического агентства "Рыбсеть".

В то же время игроки жалуются: рынок сильно пострадал от пандемии.

«На рыбных фабриках снизился спрос. И наше добывающее предприятие испытывает проблемы с тем, чтобы разместить улов. Все потому, что покупательная способность населения упала», — отмечает Анатолий Евенко, председатель правления НО «Ассоциация прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурманска».

Наконец, на рынке не исключают и ценовой сговор производителей.

"Морские ресурсы — возобновляемые, тут все зависит от природы. Но есть нюансы. Вот, например, нам наука говорит, что трески и пикши можно добывать до миллиона тонн в год, а крупные предприятия заявляют: миллион нам не надо, хватит и 800 тысяч. Для чего это нужно: чтобы регулировать ценовую политику, удерживать цены на выгодном уровне", — полагает источник на рынке.

В «Рыбсети» между тем прогнозируют, что к Новому году нас ждет еще один скачок цен на красную рыбу и икру — из-за традиционно повышенного предпразничного спроса.

Источник: ria.ru